Category Archives: поэзия типа

Не будет

Кому нужны ваши блядские рубли?
Пускай в крови детей, солдат и бабушек утонут.
На сторонах посравшейся семьи,
Одни смеются, а другие стонут.

Из диких пикселей течёт прогнивший яд,
Убогих заставляя корчиться в улыбках.
Одни торгуют, другие стреляют в детский сад.
Никто из них не учится на своих ошибках.

Страдают многие: и те, кто от земли
Давно оторваны, и те, кто мрёт в пехоте,
И те, кто ради собственной страны
Закрыл глаза, но в будущее смотрит.

Но нет там ничего, пока идёт война.
Пока она идёт хорошего не будет.
А будет лишь отчаяния тишина
И множество забытых жизнью судеб.

За государство

За государство, свободу и совесть
Нальётся в гранёный стакан
Сорок процентов отваги,
Шестьдесят слез потерянных мам,
Плачущих о детях забытых,
Гниющих в плодородной земле,
Там где лежит адекватность,
В воронке снаряда, на дне.
А сверху положат горбушку.
Накроют свой стыд простынёй,
Когда-то окутавшей пушку,
А нынче лишь труп под собой.

Мы летали

Между делом пожалуй я скажу,
Я отвечу вам честно, я не пизжу,
Я наверное совсем устал,
Но я старался, и этот день настал.

[припев]
Мы летали, оставляя года,
Прыгали по крышам, стекая как вода,
В этих трубах, промерзших насквозь,
Мы мечтали о том, чтобы все сбылось.

Наше счастье, оно было тут всегда.
Мы ходили по счастью просыпаясь с утра.
Мы играли на деньги, играли как могли,
Дети этого лета, дети этой зимы.

[припев]

Нас останется много, мы ещё поживём.
В рамках этого мира мы границы сотрём.
Улыбаясь по ветру, закрывая глаза,
Наслаждаясь моментом, сейчас и всегда.

Make me horny

[chorus]
I can make you horny.
You don’t have to worry.
You can make me horny.
You don’t have to worry.

We were cruising this Sunday
Or Monday or someday
In my 70s Cadillac.

You were pretty,
I get it, I taste it,
I love it,
And then you have offered to fuck.

[chorus]

And I like this fun fact that
It’s nice to be fucked by
A man who deserves it all.
And I beg you, please take it
And get it to heights that are
Out of our control.

[chorus]

Нож

Я ломал баррикады и кидался камнями
Во власти своей беспросветной любви,
Горящей на улицах ночью кострами,
Разбитой в витринах необъятной страны.

На заборах районов писал я признания,
На стройках заброшенных я прятал слова,
Я даже, признаюсь, в порыве отчаяния,
С ума сходил, звонил 112.

Собой прикрывал твои оправдания
И свято верил в твою свящённую ложь.
Как жаль, что цена за мои чистые знания –
Воткнутый в спину кухонный нож.

Салют

Салют событий всяких разных,
Течений жизни как нибудь,
Болезней страстных и заразных,
Тебе прокладывают путь.

Иди вперёд пока возможно,
Пока полно идей и сил.
Пока пока ещё всё можно,
Пока ты молод, свеж и мил.

Потом заплатишь. Может позже,
А может вовсе спишут долг,
Если добра творил ты больше
И был ли в этом, в общем, толк.

Кому помог, кого направил,
Кому советом пособил,
А может вовсе жил без правил –
Всю жизнь страдал, лежал и пил.

Но ты хороший, это точно.
Продолжай творить добро
Или лежи в повидле сочном,
Напоминающем говно.

Тебе решать, что делать дальше.
Как поступить и с этим жить.
Я лишь хотел бы, чтоб пораньше
С тобой салют мог б закатить.

Хотел бы

Я так хотел б, чтоб все молчали.
Чтобы страдания прошли.
Чтоб все потери и печали
Крестами были из земли.

Чтоб ваши слёзы растворились
Или засохли на ветру.
Чтоб все обиды позабылись,
И вы проснулись бы к утру.

Чтоб вы в хорошем настроении
Жили бы долго, а сейчас
С совестью, без угрызения
Любили б каждого из вас.

Чтобы бессовестно творили
Добро и свет, и вновь и вновь
Вы каждый день с утра дарили
Друг другу счастье и любовь.

Суперпозиция

Представляю вам шестой стих из цикла “проблемы мужчин”:

Хочу написать ещё об одной проблеме.
Которая, наверно, задевает, в том числе, и женщин.
Все мужики давно уж в теме,
Но вот никто из женщин в этом не замечен.

Проблема вот в чём, мы не нашли решения –
Что лучше: Срать сначала, потом помыться?
Вопрос, бесспорно, для мужского гения,
Что даже лучшие умы начали трудиться,
Чтобы найти ответ.
И сразу бы развеять
Все сказки и предания народов.
Но нет.
Воняет так, что зеркало потеет,
Жена рожает на третьем месяце до родов.

А вдруг наоборот получится, ребята?
Что если мыться, а потом посрать?
Ага, и с грязной жопой уходить в закаты?
Её ведь надо мыть, не вытирать.

И снова здравствуйте. Всё так же, как и было.
Ты только что посрал. Опять чего-то мыть.
Опять воняет так, что ванна запотела,
Жена от боли начинает выть.

И это не решить. И многим счас обидно.
Но выживем, что нам тут сказать,
Ведь нам за наших бабочек не стыдно.
Как срали, так и будем срать!

15

За разговор пятнадцать лет,
А за убийство чуть поменьше.
По дому выпустим ракет,
“Освободим” детей и женщин.

Закроем СМИ, оставим нежность,
Нет больше места для неё.
Бутылка целится в промежность,
Как швабра, скотч – вот это всё.

А за ехидностью улыбок,
За безразличием людей,
Сокрыт лишь груз былых ошибок
И отсутствие идей.

Ведь если просто ненавидеть,
Под ноги вовсе не смотреть,
Так просто в зеркале увидеть
Кто виноват и кто теперь

Идёт под пули удивляться
Тому, что там его не ждут,
Ведь так не хочется остаться,
Но закопают, как убьют.

Продолжение

Я в продолжении далеком увижу может быть себя.
Быть может нет. В мире жестоком не важно кто твоя семья.
Пока ищу я идеалы, пока я жду того, что нет,
Такие, в общем, идеалы кому-то делают минет.

Минет за деньги. Жизнь по средствам. Прекрасно. Что ещё сказать?
А, помните, сказали ж: Не должно меня ебать
Кто там и с кем. Когда и где-то. Зачем, в чем смысл, почему?
И так бессмысленны ответы. Не важно кто, когда, кому.

Меня лишь бесит, что за деньги. Я все и так могу купить.
Но, блядь, противно, как так можно? Как с этим, сука, вообще жить?
Где совесть, блядь, где уважение? Где, dedication, твою мать?
Вот я бешусь. И мне противно. И больше нечего сказать.

Вас большинство, ведь я так вижу.
Наверно я не там искал.
И большинство я ненавижу.
Mic drop.
Спасибо.
Все сказал.