Виселица

Милосердия нет, ведь смерть уже стала обыденной.
Волны света от синих экранов с этой приторной рожей,
И звук, все такой же, обыденно выбранный,
Вещают под юмором странным о людях без жизни и кожи.

Беспрецедентные кадры опять,
И это всё – повторение.
Это видела мать.
Но где ты была?
Почему это так, как так это учение
Усвоено будет когда сгорит все дотла?

Всегда кто-то врёт
И исполняет приказы.
Кто-то жив ещё или на поле боя лежит.
Бесконтрольная власть
Стала раком, проказой,
Метастазами алчности, безразличия и лжи.

Я надеюсь и верю, молю господа б-га,
Чтоб вы проснулись с утра – а войны больше нет.
Ведь рано иль поздно прийде допомога
И виновные с Рудольфом Хёссом разделят гиббет.

Казнь

Улыбки пикселей невзрачно смотрятся
И грубо скалятся тебе в ответ,
А звуки выстрелов из всех динамиков
И без лицензии приглушат свет.

Газеты хмурые на сайтах временных
Лишают правды с первых страниц.
На деньги, выделенные беременным,
В сосне хоронят известных лиц.

И петухи, что надрываются,
Кудахча хором по вечерам,
Сидят на жердях, кладут по полочкам
Лапшу и праздники, смерть и кал.

Крестом антихриста и словом истинным,
Планом гуманным и миром всем
На издыхании морали нравственной
Пытались вторгнуться в Вифлеем.

Не получилось. И не получится.
Шлем черный с прорезью – не ореол.
Остаткам долго придется мучиться –
Свои посадят на свежий кол.

И безучастным бесславно кичиться
На плахе смелости уж не впервой.
Рычаг опустится, веревка тянется,
А стул шатается под всей страной.

Драсьте

Внезапно, если вы еще не посрали в удобной для вас позиции, велкам!

Я не писал по делу тут достаточно давно, аж с этого поста. А все почему? Потому что все вдруг резко стало хорошо, даже не смотря на то, что денег особо не стало. Счастье – оно более духовное и чтобы рядом были нужные человеки.

Что же произошло за последнее время? Да много чего. Например, поздравьте, я таки женился (от слова тов.Женя). Аэродром в Eesti был развернут на полную катушку, и теперь сюда приземлилась и л.ж.Танечка (любимая жена – прим. авт.), так и толстый (но все еще не очень большой), или не большой (но все же очень толстый) кот Марти. Вся семья в сборе.

К сожалению ***** растащила всех по миру, в российской федерации никого почти не осталось. тов.Славик – моет ноги и не ест свинину. боев.подр.Маша – там же. Даже боев.подр.Света (которая со своим парнишкой) – и то привыкли к звукам из мест, где молятся.

И только мы в Европе, разделяем растлеваем тут традиционные ценности.

Далее. Съездили в путешествие в Кальмар, повторить тур 2019 года – почти получилось, ярмарки были, но не везде. На будущее – ехать надо к 20 числам, а не к 25, пока все еще работает. А в само рождество где-то тусить с друзьями дома, под каминчик и глинтвейн.

Все мои машины показывают себя хорошо.

Про пизнесы – один почти навернулся, но, вовремя повернув руль, можно не только вписаться в поворот, но еще и сделать это эффектно.

Второй ждет регистрации TM, ведь это, сука, серьезно. А еще позже будет ждать инвестиций, ибо опять таки – серьезно п*здец.

В целом, 2023 начинается отлично, несмотря на ***** и наличие красного паспорта. Но я, все что мог, уже сделал.

2023

To die at war, or let it be –
Your choice in 2023.

*для особенных людей поясняю, что это не призыв к *****, а лишь грустная игра слов, следующая из опций для человека, живущего в РФ, который поставлен перед выбором, идти учавствовать в СВО (*****) принудительно через призыв и упереть там, либо, по факту, позволить всему этому ужасу происходить, ибо рвение человека из атомизированного общества ничего не стоит. Такой вот грустный выбор в 2023.

Ceramic eyes

You’re reading the news,
You see different views,
Lots of replies
Are drowning in lies.

Love near hate.
Go to sleep late,
Keep liking to rate
All of their fate.

[chorus x2]
Oh my dear Lord,
Cut off their cord!
Let them to see
What’s behind the lid.
Burn their laptops,
Oh my dear God.
Tell them the words
That they need to be told.

Press F, pay respects
For those who are dead.
No need to pick up
A handful of land.

No need to throw it
On the coffin inside
The void of the depth
Of your ceramic eyes

[chorus x2]

Lock

I have locked myself.
Nobody’s searching for me.
And someone else
Will live instead of me.

I have locked myself.
And i see – it is coming.
And I’m safe.
I’m free.

[chorus]
Through the holes in the walls,
Through the minds of you all
All my words and my prayers
To be listened.

Till the end of the times
You will be only mine.
I have locked myself
To believe this.
[chorus end]

I have locked my mind.
To see the same wallpaper
In the room inside
My sick and aching brain

I have lock my mind
And, maybe, will die later
And I feel – that’s right,
It’s pain.

[chorus x2]

Sticker

Day after day, I stuck to the bottle.
My view is not blurred, and I am okay.
I’m hoping that you can find me tomorrow,
In case if my life will dry up today.

It’s how I relax almost every morning.
No right day can start without champagne.
I see something bad behind every corner,
At nights I wake up from unbearable pain.

Родина мать

Я кириллицей гордо писал бы стихи.
Уважал бы законы, которые правы.
Не видел бы, как руки любимой страны
Мажут трусы человека отравой.

Гордился бы, паспортом светя на границах.
Улыбался б в ответ я, чтобы вместо того,
Что я вижу сейчас на лоснящихся лицах,
Была б правда с любовью, а не алчность и зло.

Да и вы все, кто может писать. Кто читает.
Вы могли бы гордиться. Могли бы решать.
Ведь там, где миллионы мечтают родиться,
Там она – родина. Там она – мать.

Elevator pitch

[chorus]
Did you ever think that you’d be forgiven?
How you gonna sleep through the nights?
For all and everything that’s done and what
has been given.
I don’t want to cry, I want some light/time!

For my makeup, red lips, high heels
That weren’t broken.
Unlike my heart, my soul is dying from my scars,
I know that many words were left unspoken,
And maybe there is some time for both of us.

[chorus /time]

For you to tell me something about real feelings,
For me to stop to show myself as a real bitch,
While the elevator takes us to beginning,
Let’s startup our love, give me a pitch.

[chorus /light]

Нечем гордиться

Больше нечем нам гордиться.
Все разъебано в конец.
Проще было бы напиться,
Пропустив этот пиздец.

И, в учебниках, что в школе,
Был бы пропуск из страниц,
И людей, погибших в поле,
Мы не помнили бы лиц.

Но мы помним, как в начале,
Прям под праздник, в феврале,
Вся история России
Была предана земле.

Все, чего мы добивались,
Все, чем были мы тогда,
Все проебано. Мы знаем.
Проебано.
Навсегда.